22:16 

Шут и Убийца, глава 21

Saint-Olga
Абрикосовый бренди распутает узел гортани (c) chtez
Ранее: Пролог 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17-18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 Эпилог

ГЛАВА 21. ПОЖИРАТЕЛИ ДУШ

Мы глубоко погрузились в соленую воду, и мои пальцы нащупали скошенную поверхность упавшей колонны. Я не успел предупредить принца, и нас захватил поток.
Мы оказались под полуденным небом. Принц бессильно выскользнул из моих объятий и упал на мостовую в луже стекающей с нас морской воды. Я глубоко вздохнул и огляделся по сторонам.
– Не та грань! – Я знал, что такое могло произойти, но слишком стремился ускользнуть от чудовища, чтобы принимать эту возможность в расчет.
На каждой грани Скилл колонны была вырезана руна, указывающая место переноса. Замечательная система, если знать, что означают руны. Только теперь я понял, как сильно рисковал. Что бы с нами произошло, если бы колонна оказалась замурованной в толще камня или рассыпавшейся в прах? Лучше об этом не думать.


Мы почти не разговаривали в дороге, обменявшись лишь несколькими короткими фразами. Я едва сдерживал нетерпение, Ластвилл чувствовал мою спешку и порывался набрать ход, обгоняя коня Илима. Когда белоземец нагонял меня, я ловил его сердитый взгляд.
Сначала мы ехали по дороге, ведущей к лесу, где на нас напали; я узнавал ее скорее как волк, чем как человек, потому что для человеческого восприятия было мало общего между тем, что я видел той бешеной ночью, и тем, что открывалось моему взгляду днем. Но не доезжая до леса, мы свернули к горному отрогу, и Илим поехал медленнее, то и дело осматриваясь. Ветер низко мел по земле, гоняя сухой снег, и следы исчезали быстро; нам оставалось надеяться на другие признаки. Порой Илим переходил на шаг, внимательно глядя по сторонам, а один раз развернул коня и вернулся к развилке, которую мы проехали. На все мои вопросы он отвечал односложно: «Не мешай». Я начал злиться, потому что мне казалось, что он вовсе не знает дороги, а водит меня наугад, делая вид, что ищет ориентиры. В мысли снова начали закрадываться подозрения на его счет. Однако пока он был моей единственной возможностью, и пока я не убедился в том, что он меня обманывает, придется держаться его.
Все это время я пытался пробиться к Неттл Скиллом, но стена вокруг моего сознания стояла нерушимо. Только затемно, когда кони устали и начали капризничать, и я уже отчаялся найти ее сегодня, а Илим начал заметно нервничать и торопиться, чем вызывал у меня все большую тревогу, магия вернулась ко мне.
Неттл! – закричал я, спеша найти ее. В ответ мне сначала пришла волна ее эмоций – она была очень, очень напугана. Никогда в ней не было столько страха. И только потом я услышал ее.
Да? Это ты?
Это я, - отозвался я, стараясь говорить как можно увереннее, чтобы мое спокойствие передалось ей. – Где ты? Что с тобой?
На поляне. Похоже, что они готовят какой-то ритуал, – она пыталась говорить ровно, но я чувствовал ее страх. Мне хотелось нестись сломя голову, но я не знал, куда.
Кто они? И сколько их?
Около десятка. В плащах, лиц не видно. Я не понимаю, что с ними: они не чувствуют моего Скилла, но окружены им, и то, что их окружает, такое уродливое... это отвратительно! Когда они подходят ко мне… - она не нашла слов, но я ощутил ее омерзение от их близости. Я помнил это чувство, я сам испытывал его, никогда бы не пожелал его Неттл.
Они тебе что-то сделали? – спросил я, боясь услышать ответ.
Просто связали. Мне холодно и страшно, но пока ничего ужасного со мной не произошло, - ответила она, явно пытаясь успокоить этими словами не только меня, но и себя; однако мы оба понимали, что значит это «пока». – Послушай, - заговорила вдруг она быстро. - По дороге сюда мы проехали развилку, на которой лежит большой черный камень. На ней нужно повернуть налево. Это последний поворот. И еще: они говорят слишком далеко и слишком быстро, но все время повторяют слово «полночь».
Я похолодел. До полуночи оставалось не так уж много времени. И, усугубляя мою тревогу, наш контакт прервался: мой Скилл был слишком ненадежен.
Оказалось, что во время разговора я замедлил коня, и теперь Илим гарцевал передо мной, поторапливая. Трогая Ластвилла вслед за ним, я сказал:
- Я разговаривал с Неттл. Она говорит, что нам нужно найти развилку с большим черным камнем и свернуть налево.
Илим изумленно посмотрел на меня, но не стал спрашивать, каким образом мы разговаривали. Вместо этого он бросил:
- До нее еще полчаса, - и погнал коня быстрее.
Но у нас ушло больше времени: кони устали, и мы не хотели загонять их, зная, что нам еще придется возвращаться, и вполне вероятно – уходить от погони. Мой страх, что мы свернули не туда в темноте, или что Илим потерял направление, усиливался с каждой проходящей минутой. Однако в конце концов мы нашли камень на развилке. По белым прожилкам на его черной поверхности я узнал камень памяти. Илим решительно повернул коня налево. Здесь дорога шла по густому хвойному кустарнику, и я различал полузаметенные следы нескольких всадников.
- Неттл сказала, что их около десятка, - сказал я в спину Илиму. Он молча кивнул. – Возможно, нам придется сражаться, - добавил я.
- Тш-ш, - сказал он резко. – Я знаю.
Я снова начал сомневаться в нем. Что, если его неуверенность в поиске дороги – способ заманить меня в ловушку? Он мог взять с собой стражников, он имел на это право; однако не сделал этого. Нас было двое против десяти; риск был очень велик. Неттл была моей дочерью, но для него она была никем. Почему он вызвался поехать?
Неожиданно он замедлил коня, легко спешился и, ведя его в поводу, свернул с тропинки в сторону, махнув мне рукой, чтобы я делал то же самое. Мы пошли через кусты; Ластвилл зафыркал, и я положил руку ему на морду, мысленно умоляя вести себя тише.
Когда сквозь деревья замелькали огни факелов, Илим накинул повод своего коня на сук дерева и пошел дальше один. Я повторил его действия и двинулся следом, но на расстоянии, так, чтобы не терять его из вида, но и не держаться вплотную. Вместе мы подкрались к опушке поляны.
Было облачно и темно; факелов было мало, а от движущихся фигур по земле метались длинные тени. Несколько человек – с десяток, как правильно сказала Неттл – собирались вокруг большого камня посередине. Приглядевшись, я узнал в нем Скилл-колонну, поваленную на землю. Отсюда я не мог разглядеть, есть ли руны на ее боках. Я вспомнил одно из самых серьезных опасений, связанных с их использованием: что, если такая колонна упала лицом на землю, и выходящий окажется погребен заживо в буквальном смысле слова?
Сбоку, в тени деревьев, я заметил двоих всадников. Один был высоким и крупным; другой ненамного ниже, но стройнее. Капюшоны были надвинуты на лица низко, так что различить, кто это, было невозможно. Так же выглядели и остальные, но других лошадей я поблизости не заметил.
Потом я увидел Неттл. Руки у нее были связаны за спиной, во рту кляп, на глазах повязка; двое вели ее к камню, с трудом удерживая, потому что она рвалась и извивалась. Я изо всех сил толкнул в помеху на пути моего Скилла, стремясь докричаться до нее, сказать, что я уже здесь, успокоить ее. Ее подвели совсем близко к камню, и всадники подъехали ближе. Они спешились; двое других приняли поводья из их рук. Тот, что поменьше ростом, выступил вперед, и в руках у него блеснул нож. Я рванулся вперед, но ощутил на плече руку Илима.
- Не сейчас, - прошептал он сквозь зубы. – Но будь готов.
Я не желал его слушать. С Неттл сняли повязку, и она дико озиралась вокруг, задержав взгляд сначала на ноже, блестевшем золотом в свете факелов, а потом на камне. Я снова рванулся к ней Скиллом, и стена наконец рухнула.
Неттл! – закричал я, и она вздрогнула. Я здесь!
Где? – она принялась лихорадочно оглядываться.
Не ищи меня, - приказал я, боясь, что она нас выдаст. Двое, которые ее держали, потащили ее к камню. Она сощурилась, глядя на его поверхность. Я чувствовал Скилл, окружавший всех стоявших на поляне: он не был их собственной силой, скорее это было что-то налипшее, как куски окровавленного кровоточащего мяса. Мертвое, но теплое и полное боли и ненависти. Я едва выносил его, и с трудом представлял, как это терпит Неттл, которой они касались. Не в силах сдерживаться, я потянулся к ней; и словно в ответ на мое Скилл-прикосновение, она на секунду опустила щиты.
Дай им положить меня на камень! – крикнула она, прежде чем опять закрыться, и одновременно Илим шепнул мне на ухо:
- Вперед!
Я выставил руку, едва успев его остановить. Я догадался, на что надеется Неттл, и разрывался от страха, что неизвестные руны приведут ее в беду, и желанием, чтобы она оказалась далеко от той опасности, которая угрожала ей здесь. Она могла оказаться где угодно – в городе Элдерлингов, или в водах пляжа на острове Других, или даже в Бакке. Я не мог узнать, куда выведет ее Скилл-колонна.
Второй из спешившихся достал флягу и перелил из нее в поданный кем-то кубок темно-красную жидкость. Ее поднесли Неттл, стащив повязку со рта; она стиснула зубы, отворачиваясь. Ее окружали уже трое – двое держали, третий подавал кубок. Она сама рванулась из рук тех, кто ее держал, к камню; но они только сжали хватку, решив, что она хочет убежать.
- Положите ее на камень и влейте так, - посоветовал кто-то.
Один из них распахнул на ней плащ, открывая тонкую ночную рубашку под ним, и дернул ворот, так что ткань разошлась сверху донизу. Я стиснул зубы, сдерживая порыв гнева отца и мужчины. Неттл толкнули спиной на камень, и человек с ножом начал поднимать руку; но едва Неттл коснулась колонны, как ушла в нее без следа.
Илим шумно выдохнул над моим плечом. Хотя я знал, чего ожидать, но тоже был поражен: я никогда не видел, как входят в колонны, со стороны. Это было похоже на уход в дракона, но не совсем: тело не растворялось, а просто проваливалось в камень, и ни следа цвета не появлялось на его поверхности, но чернота становилась гуще, а прожилки на секунду вспыхивали матовым сиянием. Почему-то мне показалось, что камень облизывается.
Люди вокруг камня пораженно застыли. Фигура с ножом замерла в неловкой позе. Я понял, что это хорошая возможность, и бросился вперед, надеясь, что Илим последует за мной. Мне удалось достать двоих из них, прежде чем они опомнились: один был ранен легко, но второму, как я надеялся, больше не суждено подняться. Потом остальные обернулись ко мне, и у меня больше не осталось времени на размышления.
Не все из них были вооружены; они явно не ожидали сопротивления. Но даже те, у кого оружия не было, бросались на меня, выставив ногти и скалясь, и дрались как бешеные звери. Краем сознания я отметил, что Илим дерется неподалеку от меня. Он явно был не готов сражаться с безоружными, и старался отбрасывать их или ранить легко, но это было опасно; пока что до него не добрались, но это был вопрос времени. Уродливые куски Скилла вокруг меня кричали о ненависти, а я не осмеливался поднимать щиты, ожидая вызова Неттл. Я едва удерживался на грани боевого бешенства, в котором забывал обо всем на свете.
В какой-то момент я увидел, что человек, державший прежде нож, снова сидит верхом, а второй из виденных мной ранее всадников взбирается на коня. От резкого движения капюшон свалился с его головы, и я увидел его лицо в свете факела. От неожиданности я едва не пропустил удар, успев отвести его в последнюю минуту, так что лезвие грубого меча всего лишь распороло плащ на моем плече. Это был король Арттар, или кто-то похожий на него как две капли воды. Секунду спустя он накинул капюшон снова, развернул коня и помчался к тропинке с поляны. У меня не было никакой возможности броситься за ним, как бы мне этого не хотелось.
Ты в порядке? – взволнованно спросила меня Неттл.
Я дерусь, - коротко бросил я. - Закончу – скажу. Я не был так уверен в своей победе, как хотел казаться, но Неттл послушно ушла, не отвлекая меня больше. Она не была испугана или взволнована; значит, с ней все хорошо. Я поднял щиты и бросился в битву с удвоенной силой.
Двое опытных воинов против десятка людей, умеющих сражаться, но не готовых к бою, могут сделать многое. Спустя некоторое время наши оставшиеся противники развернулись и бросились в лес, двое - оставляя пятна крови на снегу. Я взмахнул топором и обнаружил, что рубить мне больше некого. Гнаться за ними в ночном лесу не было смысла, тем более что я устал, и от боя, и куда больше – от их отвратительного Скилла. В стороне тяжело дышал Илим. Он поднял голову и посмотрел на меня, а потом концом меча откинул капюшон с головы одного из убитых.
- Заргат, - пораженно выдохнул он и бросился к другому телу. На этого он посмотрел без узнавания. Но третий был ему знаком, хотя имя я не разобрал; а четвертый оказался еще жив, хотя на губах его кипела кровь. Илим наклонился над ним и что-то спросил, но раненый только хрипел. Выпрямившись, Илим провел мечом по его горлу – как будто легко – и тот застыл. Илим бесстрастно поднял на меня глаза.
- Зато без мучений, - сказал он в ответ на мою неприязненную гримасу. Я отвернулся и позвал Неттл.
Ты цел? – откликнулась она.
Да. Ты знаешь, как возвращаться?
Кажется, я вычислила нужную руну.
Стой! Не рискуй зря. Ты представляешь, что может случиться, если ты выйдешь не туда?
Знаю. Даже если бы я не читала свитки, ты повторял это так часто, что запомнил даже Олух. Мастер Скилла Том,
- насмешливо сказала она, и разорвала связь.
Спустя несколько секунд, показавшихся мне бесконечно долгими, она выступила на поверхности колонны, словно статуя из камня, но статуя живая и дышащая. Она ловко скатилась с нее, чтобы не успеть уйти обратно, упала на четвереньки и тут же встала на ноги, запахивая разошедшиеся края плаща. Она успела освободить руки, и теперь с обычным своим спокойствием и лишь столикой опасения оглядывала поле боя.
Я обнял ее, и она расслабленно прижалась к моей груди. Она казалась спокойной снаружи, но я чувствовал, как колотится ее сердце. Я вздохнул и только теперь ощутил, что все это время в груди у меня теснилась страшная тяжесть, словно сердце стиснул невидимый кулак, и разжался он лишь тогда, когда я убедился, что моя дочь жива и невредима. Я протяжно, прерывисто вздохнул, и Неттл крепче прижалась ко мне.
Илим подвел наших лошадей. Я неохотно выпустил Неттл и потянулся к пряжке своего плаща, чтобы закутать ее - ее собственный плащ и обрывки ночной рубашки не спасали от холода. Но Илим уже сдернул свой и подал ей прежде, чем я успел это сделать. Он старательно отводил глаза, пока Неттл куталась в подбитую мехом шерсть. Почему-то мне не понравился его жест.
Я усадил Неттл на луку своего седла, и мы двинулись в обратный путь. Мертвецов пришлось оставить на поляне, хотя и мне, и Илиму было не по себе бросать тела в лесу. Но он пробормотал, что отправит за ними отряд, как только мы прибудем в замок.
- Что это были за люди? И чего они хотели? - спросил я, когда мы выехали на дорогу. Неттл поежилась. Но ответила не она, а Илим:
- Ходят слухи… - он тоже неуютно повел плечами. - В этом лесу пропадают люди, и ходят слухи, что не просто так их тела не находят даже по весне. Говорят, что их… - он замялся, словно ему трудно было произнести слов.
- Их едят! - выдохнула Неттл в ужасе и подалась назад, прижимаясь ко мне. - Я слышала разговоры в замке, но думала, что это легенды…
- Это старые легенды, - мрачно кивнул Илим. - Что если съесть сердце врага, то получишь его силу… или что ведуны и чародеи едят людей, чтобы украсть их жизнь себе. Их много. Когда-то это было в обычае воинов Белой Земли. И когда стали пропадать люди, пошли разговоры, что кто-то вернулся к старым традициям.
Неттл видимо передернулась.
- Я слышала нечто подобное в разговорах, - сказала она. – Но надеялась, что неправильно поняла белоземский.
Я обнял ее за плечи и вдохнул запах волос, прогоняя ужас перед тем, что могло случиться с моей дочерью.
- Ты видел лица тех, кому удалось уйти? - спросил я у Илима. Он покачал головой. Я задумался, стоит ли говорить ему, что я видел короля.
- Их Скилл… мне кажется, я чувствовала что-то подобное в замке, но то, что там происходит, заглушает все, - прошептала Неттл. Наверное, должен был услышать только я, но слух Илима оказался острее.
- Скилл? - переспросил он. - Это баккипская магия?
- Да, - неохотно ответил я.
- В нашем замке? - изумился он.
- Это сложно объяснить… - начал я, но Неттл перебила меня, заговорив снова:
- Когда они прикасались ко мне, я чувствовала их… безумие. Этот их Скилл… словно сделан из кусков. Вырванных с мясом… - она содрогнулась и внезапно обернулась ко мне. - С мясом! В легендах говорится, что можно получить силу, если…
- Если съесть человека, - закончил я глухо, глядя в ее расширенные от ужаса и отвращения глаза и чувствуя то же самое. - Но это невозможно. Скилл не сохраняется в теле, его нельзя так передавать… так забирать. Это не плоть…
- Видимо, они нашли способ, - сказала Неттл.
Впереди показался постоялый двор, на котором прежде останавливалась баккипская делегация, и Неттл потребовала повернуть туда. Она отказалась ехать в замок и настояла на том, чтобы остановиться на постоялом дворе. И я, и Илим уговаривали ее поехать с нами, но она утверждала, что боится за свою жизнь в замке, откуда ее похитили, и к тому же слишком устала, чтобы продолжать путь. Я не могу встречаться с тем Скиллом. Не сейчас, - добавила она для меня, и я почувствовал эхо пережитого страха в ее Уите. Мне пришлось смириться и пообещать сразу по прибытии в замок прислать к ней служанку с одеждой и охрану из надежных баккипских людей.
Илим часто оглядывался на постоялый двор, когда мы отъехали от него. Он был недоволен, что мы оставили Неттл там, и хотя мне это точно так же не нравилось, еще мне не нравилось то, как он переживает по этому поводу.
Уже на подъезде к замку я почувствовал волну искаженного уродливого Скилла. Когда мы въехали в ворота, ощущение стало настолько невыносимым, что мне пришлось поднять щиты наглухо, чтобы не отдавать ему на растерзание свой разум. Тот, кто был источником этого ощущения, был невероятно силен - и совершенно безумен, это очевидно. Мне едва хватало сил, чтобы сосредотачиваться на окружающем мире.
- Ты что-то чувствуешь? – спросил меня Илим, спешившись. – То, о чем говорила нара Неттл?
- Да, - сухо сказал я, и Илим огляделся по сторонам, как будто безумца, излучавшего этот поток Скилла, можно было увидеть. – Оно здесь. Везде.
- Везде? – его широкие плечи напряглись, словно он ждал удара в спину. Я покачал головой. Я чувствовал, что какофония Скилла изменилась, и пытался угадать, что именно тревожит меня в его бурлении. Илим выглядел так, словно хочет сказать что-то, но я развернулся и пошел от него прочь, в замок.
Настроения и мысли безумца угадать сложно, но, поднимаясь в галерею, я наконец понял суть перемены – и испугался: в них было мрачное кровожадное торжество. Их звучание напомнило мне паука, поймавшего добычу.
А потом он заметил меня, и мои щиты застонали под тяжестью его хватки.
Я остановился, держась за стену, пока он пытался разгромить их, грубо, словно тараном, обрушиваясь раз за разом. Я не мог противостоять ему, мог только удерживать щиты из последних сил, чтобы следующий удар не пришелся на мой разум. Потом он остановился, словно его что-то отвлекло – я почувствовал, как его внимание переключилось на другое. Я воспользовался этой передышкой, чтобы прийти в себя хоть немного. А потом осторожно, не до конца, опустил щиты.
Когда он снова вернулся ко мне, я сделал вид, что обессилел и открыт ему. Я позволил ему вторгнуться в свое сознание, надеясь так понять, где он и кто он. Но к моему удивлению, он не стал погружаться глубоко. Скользнув по поверхности, он отстранился. А потом поманил меня к себе – и я понял, что он как будто зацепил меня на крючок, и что мне хочется идти на его зов.
Я воспротивился его желанию, но ровно настолько, чтобы понять, что смогу сопротивляться ему и дальше. Потом я как будто поддался и пошел туда, куда вели меня ноги. Я едва осознавал, что меня окружает: лестницы и коридоры были слишком похожи, чтобы я сумел узнать их. Несколько раз я споткнулся и едва не упал. Конечно, манившей меня силе было не до того, чтобы предупреждать о неожиданных ступеньках. Но я знал, что приближаюсь к цели.
Когда я почувствовал, что он уже совсем близко, то рискнул стряхнуть наваждение. В ответ до меня донеслась волна ярости, но я успел поднять щиты. Оглядевшись, я понял, что нахожусь в башне, стою на винтовой лестнице в полной темноте. Я не знал, что это за башня, и как далеко до вершины; но если безумец привел меня сюда, то, видимо, он ждет меня наверху, и я продолжил подъем.

@темы: Р. Хобб, Шут и Убийца, фики

URL
Комментарии
2011-04-10 в 00:42 

"... I don't want to do this on my own."
Фух, Неттл спасли, я уже, честно говоря, за нее переживала :) Теперь время переживать за Фитца :-D Ох и ищет он приключений на свою голову, хоть бы подмогу какую позвал.

2011-04-10 в 00:47 

Еще одна глава! Спасибо!

2011-04-10 в 01:09 

Aviendha
Извращения - лучшее, что есть в нашей жизни. ... ОЧЕНЬ СТЫДНО! (с)
Saint-Olga Спасибо! Это потрясающее произведение, и я безумно рада, что вы к нему вернулись! :vict:

2011-04-10 в 10:38 

_SneJka_
Самые приятные моменты происходят неожиданно
Очень интересно) Благодарю.))

2011-04-10 в 10:46 

Jedith
...не терпит суеты.
Благодарю.

:):)

2011-04-10 в 12:44 

Златоцвет
С дочерью всё хорошо. Теперь Фитц как всегда лезет в самое пекло. А!!! Как дожить до продолжения и не измучаться?

2011-04-10 в 19:20 

sakura89
Программист - это стиль жизни!
Спасибо за продолжение))

   

/

главная