Ознакомьтесь с нашей политикой обработки персональных данных
  • ↓
  • ↑
  • ⇑
 
Записи с темой: фики (список заголовков)
14:10 

анонс

Абрикосовый бренди распутает узел гортани (c) chtez
Эпилога LiBiDo не будет.




Будет сиквел. Кроуфорд/Айя.

@темы: Weiss Kreuz, оргмомент, фики

16:01 

SSBF

Абрикосовый бренди распутает узел гортани (c) chtez
Автор: Saint-Olga

Пока небечено.

Рейтинг: PG-13

Герои: Снейп, Люпин, для желающих пре-слэш.

Жанр: готика, как сказали первые читатели :)

Краткое содержание: после 6 книги Снейп живет в доме в сердце Запретного леса, а Люпин приходит к нему за аконитом.

Дисклеймер: никакой выгоды я не получаю.

Примечание: фик написан на Severus Snape Birthday Fest по заявке Карбони, которая хотела:

- Снейп/Люпин

- в процессе, что угодно, главное - хеппи энд. И ничьих смертей не хочу.

- Мне все равно.

- Авторский или перевод - безразлично




@темы: Гарри Поттер, фикатон, фики

06:42 

LiBiDo - с начала и до конца

Абрикосовый бренди распутает узел гортани (c) chtez
Авторы: Saint-Olga (saint-olga@yandex.ru) и Элени Глор

Беты: njally (1-10), Rika, Varesso

Фэндом: Weiss Kreuz

Disclaimer: все узнаваемое принадлежит больной фантазии Коясу Такехито

Pairing: Кроуфорд/Кудо

Рейтинг: NC-17

Жанр: романс, ангст

Summary: После окончания аудиодрамы Dramatic Precious Final stage «Dreamless Life» и официального роспуска команды Вайсс Йоджи Кудо ищет новый смысл жизни, но вместо этого находит Кроуфорда.

Предупреждение: Для чтения фика знакомство с аудиодрамами Weiss Kreuz не обязательно, но желательно. Найти тексты и аудиофайлы можно на сайте «Белый Крест по-русски» (http://weisskreuz.anihost.ru)



Фик написан на Weiss Kreuz Ficathon (http://www.diary.ru/~WK-ficathon/) по заявке Crawford-sama:Высокорейтинговый фик (можно переводной) с хорошим сюжетом. Никаких PWP, желательно без инцеста и некрофилии. Насилие и BDSM в разумных дозах приветствуется.

Пейринги любые, кроме банальных (типа Брэд/Шульдих, Брэд/Айя, Наги/Оми и т.п.) Очень хорошо, если пар будет несколько. Разных. Только без Шрайнт, ну их.

Дополнительное пожелание: персонажи in character обязательно. Никаких Принцесс и тому подобного.




В качестве эпиграфов используются строчки из песен группы Weiss Kreuz, исполняемых Мики Шиничиро (сейю Йоджи Кудо), в переводе Tetris no Miko (http://www.angelfire.com/geek/tetrisnomiko/anison.html). Песни: Li-Bi-Do, Black Angel, The Minority, Ocean Song, Pop Girl.





Li-Bi-Do






If I follow my libido, guided by the night wind,

I’ll never get where I want to be.

But if I make myself vulnerable to you…

…I’ll just end up getting hurt.






читать дальше



Продолжение в комментариях.

@темы: Weiss Kreuz, фики

11:05 

Из архивов

Абрикосовый бренди распутает узел гортани (c) chtez
Начало фика, который вряд ли будет дописан, и уж точно - не в ближайшее время.



Фэндом: "Остров сокровищ" Р.Л. Стивенсона

Plot-bunny: Salome

Жанр: fill-in



читать дальше

@темы: Остров Сокровищ, фики, черновики

00:31 

Из архивов

Абрикосовый бренди распутает узел гортани (c) chtez
Начало фика, который вряд ли будет дописан, и уж точно - не в ближайшее время.



Фэндом: "Остров сокровищ" Р.Л. Стивенсона

Plot-bunny: Salome

Жанр: fill-in



читать дальше

@темы: Остров Сокровищ, фики, черновики

13:27 

Мне сказали:

Абрикосовый бренди распутает узел гортани (c) chtez
Изнасиловать персонажа тоже можно эстетично... С чувством, с толком, с расстановкой. Нет, не так. С Чувством. Или просто - Чувством. Последнее Вам удаётся несказанно. За что и любим! ;)

@темы: авторское, заметки на полях, фики

13:01 

Helloween is coming, ha-ha-ha!

Абрикосовый бренди распутает узел гортани (c) chtez
Автор: Saint-Olga (saint-olga@yandex.ru)

Un-betaread

Rating:
R

Pairing: Блэк/Люпин/Тонкс

Жанр: Angst

Disclaimer: Все узнаваемое принадлежит JKR.

Если вы хотите разместить этот рассказ на своем сайте, свяжитесь, пожалуйста, предварительно со мной.



Посвящается Die Marchen



Почти настоящее

читать дальше

@темы: Гарри Поттер, фики

20:51 

Абрикосовый бренди распутает узел гортани (c) chtez
Очередная классификация фиков.

В соавторстве с Клариссой



Фандомообразующие фики

Они появляются тогда, когда фандом еще юн, и каждая идея нова. Они появляются в тот момент, когда души Фанов, проглотившие последнюю крупицу канона, жаждут продолжения банкета настолько, что готовы рыскать в поисках этого по фуфло.нету. Они заполняют пустоты канона и дописывают недостающее. Они полны стереотипов, штампов и архетипов и порождают таковые в фандоме. В большинстве своем они масштабны и грандиозны, и потому первые фаны с нетерпением ждут каждой новой главы, пока они еще пишутся, а пришедшие после окончания склоняются перед величием сотворенного.

ГП: Cybele, «Мальчик, который не знал»

WK: Cidara, «Sunde»



Некие Громкие Имена

Они приходят следом. Не произведения - люди. Окинув взглядом канон и написанное до них, они выбирают из этой массы нужное и создают свой мир, достраивая необходимое, углубляя нерезкое, расширяя тесное. Имена, стоящие на их произведениях - пароль на вход в их миры. К ним никто не остается равнодушен. Ими восхищаются одни, их не понимают другие, их принципиально не читают третьи; о них спорят, и они у всех на слуху.

ГП: Juxian Tang

WK: Мобиус



Авторский Выпендреж

Каждая их строка говорит о том, что автор крут: он владеет языком и стилем, он погружен в философские раздумья, он ежесекундно решает моральные дилеммы и вообще его Думательная МышцА мощна, как бицепс Шварцнеггера. Сюжет, ежели таковой присутствует, замыслен настолько, что в мыслях теряется собственно действие, и под конец становится непонятно, для чего было начало. Они оставляют читателя в состоянии, которое можно охарактеризовать как странную смесь недоумения, восхищения и некоторой обманутости, и которое примерно соответствует фразе «Во гонит».

ГП: S'Taira'N, «Бабочки»

WK: Katze, «E.S.C.»



Общая масса фанфикшена

Нас много, и мы в тельняшках. И на полосках этих тельняшек мы строчим, строчим, строчим… играя на знакомой территории знакомыми персонажами в войну и дочки-матери (вернее, «Барби и Кен», а еще вернее - в «Кен и Кен»), упражняя свои литературные способности, каковых нам отмерено в разном количестве, но - отмерено. Нас можно выстраивать по росту, можно делить на кучки по жанрам, парингам, рейтингам и количеству отмеренного, любить или не любить…

ГП: см. Запретную Секцию

WK: см. Белый Крест по-русски



Графомания

Этим тельняшек не досталось и не отмерено ничего. Но плох тот солдат, который не мечтает стать генералом… и хотя их забраковали по состоянию здоровья, ибо писатель в каждом из них умер и разложился, но наши военкоматы позавидовали бы упорству, с которым они прорываются обратно.

Но навсегда суждено им остаться безвестными, и даже в примере я их не помяну.


@темы: статьи, теория, фики

11:11 

EstE

Абрикосовый бренди распутает узел гортани (c) chtez
Нелюбители фэндома - прошу тапками не швыряться и свое мнение относительно моего вкуса держать при себе.



Любители фэндома - прошу любить и жаловаться. :angel:




Название: Este

Автор: Saint-Olga

Небечено

Фэндом: Weiss Kreuz

Paring: Шульдих/Айя

Rating: R

Summary: О Брэде Кроуфорде

Disclaimer: Не претендую

Архивирование: Забирайте. Размещайте. Пришлите автору ссылку, пожалуйста.



Stinging tears are wasted time and

My own needs are cast aside




Weiss Kreuz, "EstE"








EstE

@темы: Weiss Kreuz, фики

09:07 

HP Ficathon

Абрикосовый бренди распутает узел гортани (c) chtez
Название: Пасхальные каникулы

Автор: Saint-Olga (saint-olga@yandex.ru)

www.saint-olga.fanrus.com

Бета: Die Marchen, Helga

Пейринг: Северус Снейп/Ремус Люпин В последний момент квазизоофилия победила :angel:

Рейтинг: PG-13

Жанр: general

Disclaimer: Все узнаваемое принадлежит JKR.

Если вы хотите разместить этот рассказ на своем сайте, свяжитесь, пожалуйста, предварительно со мной.

Примечание 1: написано на HP Ficathon для Zua, которая просила следующее: Люпин/Снейп. Рейтинг не выше R, пост-Хогвартс, два взрослых умных человека. Хэппи-энд в хорошем смысле этого слова. Без насилия в любом виде. Эпизод с нападением оборотня на Снейпа - не то, вокруг чего крутится весь сюжет и рассусоливают герои. И никакого Дамбльдора в роли сводника! И - боже, если бы только это было возможно! - поменьше ангста! от которого тяжело и плохо.

Насчет ангста – это немного не ко мне, уж извините :) Но я старалась.

Примечание 2: На самом деле количество слэша в этом тексте на квадратный килобайт исчезающее мало. Зато в него свалились варившиеся у меня в голове после пост-премьерных кофеманских бесед идеи окончания 7 книги. Примите к сведению.

Примечание 3: Разумеется, мне не хватило пресловутых трех дней до премьеры.



Фанфик читать здесь.

@темы: Гарри Поттер, фикатон, фики

19:16 

С днем Рождения, Helga!

Абрикосовый бренди распутает узел гортани (c) chtez
:rotate: :super: :rotate: :super: :rotate: :super: :rotate: :super: :super:

Моя дорогая Хелечка! Моя любимая бета и где-то жена!

:heart: :love: :inlove: :heart: :love: :inlove: :heart: :love: :inlove: :heart: :love: :inlove: :heart: :love: :inlove: :heart: :love: :inlove: :heart: :love: :inlove: :heart: :love: :inlove: :heart: :love: :inlove: :heart: :love: :inlove: :heart: :love: :inlove:



:flower: :red: :white: :flower: :red: :white: :flower: :red: :white: :flower: :red: :white: :flower: :red: :white: :flower: :red: :white:

У тебя день варенья!

:flower: :red: :white: :flower: :red: :white: :flower: :red: :white: :flower: :red: :white: :flower: :red: :white: :flower: :red: :white:




Значит, будет

:tort: :pozdr2: :pozdr: :pozdr3:

и

:wine: :beer: :tost:

А потом все будут

:2jump: :jump: :dance3: :dance2: :box: (ой, вот последнего лучше не надо...) :ride: :hard: :bravo: :friend2: :dance: :song:

Уррррра!



Мой тебе подарок: "Гарри и Драко", глумление над Шекспиром, акты 1, 2.



Я знаю, что дарить незаконченные подарки невежливо. Но зато здесь одна сплошная любоффь, и никто (пока) не умер! А умрут они как-нибудь потом, когда у тебя не будет дня варенья :)

@темы: Гарри Поттер, фики

22:28 

Пираты Карибского моря: проклятие лунного света

Абрикосовый бренди распутает узел гортани (c) chtez
Автор: Saint-Olga (saint-olga@yandex.ru)

Идея, сюжет, бета-ридинг: Sephiroth и Salome

Фандом: «Пираты Карибского моря»

Пара: Лейтенант Норрингтон/Капитан Джек ВоробейРейтинг: NC-17

Действие происходит за 10 лет до событий фильма

Некоторые детали еще будут уточняться, но в целом вещь закончена, так что я сочла себя вправе ее выложить. Просто мне фидбэка захотелось :angel:



читать дальше

@темы: navy, фики

04:48 

Merry X-mas!

Абрикосовый бренди распутает узел гортани (c) chtez
Мне сорок два



Автор: Saint-Olga (saint-olga@yandex.ru)

Paring: Северус Снейп/Гарри Поттер

Rating: PG-13

Жанр: Angst

Из цикла «Рождественские истории»

Disclaimer: Все узнаваемое принадлежит Дж.К.Роулинг.

Размещение: Если вы хотите разместить этот рассказ на своем сайте, свяжитесь, пожалуйста, предварительно со мной.

@темы: Гарри Поттер, фики

21:58 

Weight Of The World

Абрикосовый бренди распутает узел гортани (c) chtez
Weight Of The World



Автор: Saint-Olga (saint-olga@yandex.ru)

Plot Bunny: marsi :angel:

Rating: R/NC-17

Pairing: Северус/Гарри

Жанр: Angst/PWP

Disclaimer: Все – ее.

Примечания автора: Экспериментальный фик: и потому, что я впервые писала по чужому плот банню, и по оформлению – это сами увидите. Писался под одноименную песню группы Saliva, откуда и название.



Огромное спасибо солнцу моему, Helga, которая своим потрясающим письмом не дала мне нажать delete и стереть этот фанфик с лица земли, что я собиралась сделать!

@темы: Гарри Поттер, фики

22:11 

Абрикосовый бренди распутает узел гортани (c) chtez
"Двое", условно часть первая, хотя на самом деле деления на части не будет, с Хогвартс-экспресса по "худшее воспоминание Снейпа" - здесь.

@темы: Гарри Поттер, фики

13:38 

Двое (начало)

Абрикосовый бренди распутает узел гортани (c) chtez
Я сдала культурологию, в очередной раз доказав себе и одногруппникам, что *можно* не ходит на лекции и практики, за полтора часа прочитать методичку и сдать на пятерку, не отвечая даже второй вопрос. Ура мне.



На радостях или с горя, а скорее всего, по обеим причинам, я нчала писать вот это. Предполагается, что это будет тот самый давно обещанный длинный (по моим меркам) фик про Северуса и Сириуса, но вот насчет концовки теперь ничего обещать не могу. Хотя очень постараюсь...

@темы: Гарри Поттер, фики

20:14 

Абрикосовый бренди распутает узел гортани (c) chtez
Странное состояние, будто вязну в патоке. Мысли ленивые и тягучие, как карамель, веки слипаются, словно смазанные сахаром, опустившись, не торопятся подниматься - "я не сплю, я медленно моргаю"... Вокруг меня - кокон. Солнце светит в глаза, но не слепит, ветер бросает в лицо горсти пыли, но не попадает... внешние раздражители не раздражают. Кажется, я сегодня сдала экзамен? надо же, а я и не заметила... я думала, что вообще не выходила из дома... В коконе не тепло и не холодно, не светло и не темно, и под опущенными веками возникают неяеткие картины, облекаясь в текстообразы, соединяясь в лоскутное одеяло. Сонно, плавно, не спеша, течет-льется время, из ниоткуда в никуда.



"Профессору Северусу Снейпу"

@темы: Гарри Поттер, фики

20:51 

Комплекс Каина

Абрикосовый бренди распутает узел гортани (c) chtez
Странное настроение, странное состояние, неопределенно-болезненное... теперь уже неизвестно откуда (хотя понятно, что от дедушки Фрейда) взявшаяся мысль, почему-то записанная на полях тетради, хотя обычно я этого не делаю... странный рассказ, который меня саму немного пугает. Верующие и люди, трепетно относящиеся к Библии - не читайте.





Комплекс Каина



- Где брат твой, Авель?



Что мне ответить Ему? Что мой брат – во ржи на другом краю поля, и красный ручеек течет с виска его на землю?..



* * *



… гремит гроза, молнии кромсают черное небо, и ветер врывается в пещеру, и воет, воет, воет…



- А-а-а!!!



Я выкатываюсь из-под толстой шкуры, мне страшно, страшно, страшно, мне пять весен и я боюсь грозы, я бегу от страха к единственной защите, которая есть у меня в этом мире, к отцу и матери, к матери, от которой пахнет молоком и медом и у которой мягкие руки, к отцу, у которого есть большая дубина, он прогнал ею волка, а волк выл так же, как ветер… я вбегаю в их пещеру…



Мама стонет. Отец стонет тоже, но мама – громче. Отец прижимает ее к ложу, к шкурам. У нее белые бедра, и глаза закатились, видны одни белки и лишь иногда – темные, огромные, дикие зрачки. Отец тяжело дышит и мнет ее полную грудь.



Мне становится еще страшнее, но теперь совсем по-другому. Ветер страшен, потому что он злой, и гроза – Его гнев, но то, что происходит сейчас… непонятно… страшно…



- Папа!



Я и сам не ожидал услышать свой голос, и он прозвучал так странно, тоненько и испуганно и странно…



- Папа, отпусти маму! Ей же больно!



Мать вздрогнула. Отец дернулся еще раз и обернулся.



- Иди к себе, Каин! – отрывисто, задыхаясь, очень зло сказал он. Я попятился. Я никогда не видел отца таким. Он никогда так со мной не говорил.



- Иди… иди к себе, сынок… - выдыхает мама. И от этого мне становится совсем страшно. Я разворачиваюсь и бегу к себе, и зарываюсь в одеяла, укрываясь от ветра и грома, но больше всего – от стонов и белых-белых полных бедер в темноте…



* * *



Горит полдень, испепеляющий жар гонит все и вся в тень, и я следую его велению и собственному желанию. В роще есть озеро, полузаросшее камышом, и туда я иду, к прохладе и чуть затхлому запаху воды, как всегда хожу в такие жаркие полуденные часы, вот уже тринадцать весен…



Мать уже там. Но я подхожу тихо, и она не замечает меня, не погружается, как обычно, в воду по шею, не машет мне, прося уйти или отвернуться, не спешит на берег, где лежит в траве бесформенной кучкой одежда. Она стоит недалеко от берега, черная вода едва прикрывает колени, и я застываю, глядя на белый-белый силуэт, округлый и гладкий, и встает перед глазами та картина из детства – полные бедра и низкие стоны, и страх перед непонятным, но отчего-то он так сладок, этот страх, и в животе вдруг начинает приятно тянуть, а между ног подрагивает…



Из-за спины вылетает с веселым визгом Авель, огибает меня и с разбега бухается в озеро. Мать оборачивается и, ахнув, садится в воду. Мне жарко, но вместо того, чтобы сбросить одежду и последовать за братом, я отворачиваюсь и убегаю в лес.



* * *



Их как будто стало двое. Есть мать, мама, она готовит мне обед и мимоходом треплет по голове, от нее пахнет молоком и медом. Но где-то рядом всегда есть Она, у нее белые бедра и дикие глаза, и от разметанных волос исходит пьянящий запах мускуса, но к нему почему-то примешивается такой неуместный аромат молока…



* * *



Она спит. В пещере желтоватый полумрак, и в нем ее кожа кажется темной, совсем не такой, какой она была тогда, ночью – сиренево-белой… Она спит, шкуры-покрывала сползли, обнажив полную грудь, и я подхожу ближе. Она ровно дышит, и грудь поднимается и опускается, поднимается и опускается… Я не помню, зачем пришел сюда, я не могу оторвать взгляда от размеренного ритма движений, и рука тянется, тянется, пока ладонь не касается мягкой податливой плоти, плотной светлой кожи и нежного темно-коричневого расплывшегося соска.



Я вздрагиваю, пальцы чуть сжимаются. Она поворачивает голову и смутно выговаривает:



- Адам…



И открывает глаза. В них сонный туман, потом узнавание, непонимание и легкий испуг.



- Каин?



* * *



Отец был очень зол. Я живу теперь в пещере на дальнем краю поля, далеко от матери и от Нее, но Она приходит ко мне по ночам, странные сны, где смешиваются белые бедра в темноте и темная мягкая грудь в желтом полумраке, и светлый силуэт по колено в черной прохладной воде. И я наполняю пещеру своими стонами, извиваясь на шкурах от томительного ощущения внизу живота, а потом вытираю о них липкие ладони.



* * *



Я заметил белую тень у озера, там, где всегда купалась Она, и прокрался к берегу, следил за светлым силуэтом, нарезанным на полоски стеблями камыша, так сладко ухало внизу живота, как ночью, когда мне снились полные бедра и стоны, а когда белая тень выбралась на берег в фонтане брызг – оказалось, что это Авель.



* * *



- …во славу Твою! – заканчиваем мы в один голос.



Нож вспарывает горло ягненка, и алая струя плещет в огонь. Руки Авеля в крови, но лицо его чисто и торжественно, и ярко горит пламя, поглощая жертву, кровь вскипает на сучьях, плывет густой смрад горящего мяса и шерсти.



Я щедрыми горстями сыплю в огонь своего костра золотые зерна, охапками бросаю колосья. «Во славу Твою!» - шепчу я, но огонь робко прячется, не желает прикасаться к моему приношению… почему? Почему? Почему Он не хочет принимать мою жертву?



«Потому что ты грешен» - раздается у меня в голове бесплотный голос, не похожий на Его глас, каким я его себе представлял. И когтистая лапа неведомого зверя сжимает сердце.



Отец и мать согрешили, возжелав плодов с Древа Познания. Не того же ли желаю и я, корчась на шкурах ночами?..



* * *



- Каин?



В уголках губ подрагивает боязливая улыбка, сомневаясь: стоит ли ей появляться на свет? Лучатся сочувствием глаза в обрамлении длинных и густых, как у телят, которых он пасет, ресниц. Я отворачиваюсь и молчу. Смотрю, как кивают под ветром колосья.



- Каин… не надо, не огорчайся…



Теплая ладошка легко ложится на плечо. Мягкая, как у матери… а у меня руки грубые, в черных трещинах, в мозолях, с толстыми кривыми ногтями. Я рассматриваю их, будто надеясь увидеть что-нибудь новое, но вижу все те же свои руки, с толстыми ребрами сухожилий и глубокой свежей царапиной на указательном пальце.



- Ну не надо…



Обходит, присаживается на корточки передо мной. Помедлив, все-таки улыбается. Авель, Авель… малыш…



От него пахнет молоком. И медом. И совсем немного – мускусом.



У него ладони, как у матери. У нее… у Нее. мягкие ладони и запах молока и меда, и совсем немного – мускуса…



Что со мной? Что…



- Каин? Что ты дела… Каин! КАИ-И… ммфф...



* * *



…у него узкие загорелые бедра, и моя ладонь шарит по его груди, но не наполняется мягкой податливой плотью, только упругие и, ах, какие слабенькие по сравнению с моими мышцы… но мне горячо и тесно, и так хорошо, хорошо, хорошо, что я даже не понимаю и не замечаю, что это кровь позволяет мне так легко скользить, его кровь…



* * *



… он уткнулся лицом в землю и не движется, даже не меняет позу, пока я не переворачиваю его на спину. От моего прикосновения он вздрагивает и сжимается. Из разбитой губы по подбородку течет кровь, к ней прилипла земля. Похоже на раздавленную ягоду черной смородины.



- Авель… - неизвестно зачем говорю я. Он не отвечает, только глаза выкатываются из-под припухших век. Белки исчерчены красными прожилками. Зрачки огромные, как у нее в ту ночь…



У отца тоже были такие зрачки, расширенные и пустые.



Авель смотрит на меня без всякого выражения. Он похож на отца.



У него такой же нос и такие же густые кустистые брови.



Темный пух над верхней губой.



У отца густая темная борода.



Иногда он соскребает ее острым камнем, и тогда становится видно, что у него твердый подбородок.



У Авеля такой же. Разве что немного круглее.



У него широкая грудь с четким рельефом мышц и плоский живот.



Он похож на отца.



Что сделает со мной отец, когда узнает?



Что?



Он убьет меня.



Если…



Если я не убью его раньше.



Авель смотрит на меня пустыми огромными зрачками. И мне становится страшно. Как в ту ночь. Но здесь не шкур, чтобы укрыться. Нигде на свете нет ничего, что могло бы укрыть меня от этого взгляда.



Моя рука, бесцельно шарящая по земле, натыкается на камень.



Он гладкий и теплый от солнца. Он касается моей ладони, как Ее грудь. Мои пальцы сжимаются вокруг него. Но он не поддается под ними, как поддавалась упругая плоть. Он твердый.



Он поднимается в воздух – моя рука поднимает его в воздух, высоко и легко, как горсть зерен – и опускается на висок Авеля, где хрупкая кость едва прикрыта тоненькой кожицей и голубой паутинкой вен. Камень разрывает кожицу и паутину, и проламывает кость. Авель даже не вздрагивает. Только огромные зрачки становятся еще больше – а потом медленно закатываются под тяжелые веки.



Я смотрю на камень. Он окрашен с одной стороны красным. Это похоже на целую горсть раздавленной черной смородины, только без шкурок и зерен. Просто сок.



Я убил отца.



Нет.



Я убил Авеля.



Авеля.



Авеля.



Моего брата Авеля.



Колосья уже долго хлещут меня и хрустят, сминаясь под ногами, прежде чем я понимаю, что бегу. Через поле. Прочь от Нее, и убитого мною отца, и Авеля… брата моего Авеля… брата…



- Где брат твой, Авель?

@темы: original, Библия, фики

19:45 

Странное настроение... Странный рассказ...

Абрикосовый бренди распутает узел гортани (c) chtez
Кладбище



Мы всегда приезжаем сюда в этот день, весной. За окном открывается живописнейший вид: озеро, в котором отражаются развалины замка. И между ними – кладбище. Я остаюсь в машине, а он пересекает шоссе и идет к ровным рядам надгробий – белых, серых, из красного или черного гранита. Останавливается перед первым из них; склоняет голову. Переходит к следующему. К следующему. И к следующему…



Он читает имена на могильных плитах. Одно за другим. Я знаю это, потому что когда мы приехали сюда в первый раз, я пошел вместе с ним. Потом я никогда этого не делал, но тогда я еще не знал… Я следовал за ним от надгробия к надгробию, отставая на два шага, и слышал, как он произносит имя за именем, и каждый раз добавляет: «Простите…»



Джон Велси. Простите. Амалия Адкопф. Простите. Джастин Финч-Флетчли. Прости. Арчи Закстер. Простите. Вероника Ташен-Флагг. Простите. Амос Диггори. Простите. Джереми МакЛоган. Простите. Ванесса МакЛоган. Простите. Блейз Забини. Прости. Таннета Форкенштайн. Простите. Маркус Флинт. Прости. Колин Криви. Прости. Деннис Криви. Прости. Джанет Варт. Простите…



Сотни имен. Может быть, даже тысячи. Это большое кладбище. Не знаю, как я их запомнил. Но я помню, все до единого.



Вариша Танн. Простите. Джулиан Будро. Простите. Агата Тиммс. Простите. Лаванда Браун. Прости. Симус Финнеган. Прости. Хассан Мустафа. Простите. Джек Порстон. Простите. Флер Делакур. Прости. Джоан Роулинг. Простите. Виктор Тратто. Простите…



Мы приезжаем рано утром, но солнце уже перекатывается через зенит, когда он добирается до последних могил. Высеченные на них имена, видимо, означают для него нечто особенное, потому что у этих камней он задерживается гораздо дольше.



Чарльз Уизли. Прости. Вильям Уизли. Прости. Джинни Уизли. Прости меня, малышка. Фред Уизли. Прости. Джордж Уизли. Прости. Персиваль Уизли. Прости. Молли Уизли. Простите. Артур Уизли. Простите. Рональд Уизли. Прости, Рон, старина Рон… Гермиона Грейнджер. Прости, Герм.



У него блестят глаза. Но он не плачет.



Рубеус Хагрид. Прости меня, Хагрид… Филиус Флитвик. Простите, профессор. Ремус Люпин. Простите. Сириус Блэк. Прости, крестный. Минерва МакГонагалл. Простите. Альбус Дамблдор. Простите.



Это последняя могила в последнем ряду. Но есть еще одна. Чуть в стороне, возле обгорелого остова огромной ивы, в траве лежит черный камень. В тот самый первый раз, произнеся последнее имя, он внезапно повернулся ко мне – я даже вздрогнул, мне казалось, что он давно забыл о моем присутствии – и бесцветным голосом произнес: «Не ходи туда. Не надо. Подожди меня в машине, ладно?»



Я послушался. И не стал задавать вопросов. Было в его глазах что-то такое… хотя нет. Не было. Ничего в них не было. Они были пустыми, как будто он умер много-много лет назад. И блестели.



Поэтому я не знаю, чье имя начертано на черном камне. Но он долго стоит перед ним, сырой и студеный ветер с озера треплет его непослушные волосы, прикладывает холодную ладонь ко лбу, туда, где на гладкой коже – темно-красный тонкий рубец в виде молнии. И солнце уже вовсю соскальзывает в закат, когда он возвращается в машину, забирается на заднее сиденье – после посещения этого места он предпочитает сидеть там. На щеках его видны белые змейки – следы слез.



В молчании мы возвращаемся домой. Он выглядит полностью погруженным в себя, мне иногда кажется, что я один сижу в пустом салоне, что он – лишь моя нелепая фантазия. Но один взгляд в зеркало заднего вида доказывает обратное: его лицо бледным пятном виднеется в сгущающемся полумраке. В таком освещении он выглядит до невозможности юным, совсем мальчишкой.



Мы вместе уже много лет, но я до сих пор удивляюсь, что он нашел во мне. Представляя нас рядом, я не могу придумать более неподходящую пару: он, зеленоглазый, хрупкий и сильный одновременно, дьявольски привлекательный – и я, высокий и худой, с длинным крючковатым носом и черными волосами, которые, сколько их не мой, выглядят противно-сальными. Но когда я спрашиваю его об этом, он только грустно улыбается, и его взгляд на минуту устремляется в неведомую мне даль.



Этим вечером мы не будем заниматься любовью. Он будет долго лежать, глядя в темноту, не позволяя обнять себя, пока не забудется сном. Во сне он будет бормотать странные бессвязные слова: «Умерли… все умерли… я выжил… Авада Кедав… умерли… Рон!.. Экспеллиармус… Мерлин, Малфой!.. Фините… все умерли… умерли…» А перед самым рассветом он проснется от собственного крика: «Северус!!!» И рухнет мне на руки, задыхаясь, всхлипывая, отчаянно комкая простыни, не видя и не понимая ничего, уставившись в никуда, шепча: «Мальчик-который-выжил… Я выжил… они нет… все, все!.. мальчик-который-выжил… один… мальчик и магглы… последняя битва… мальчик-который-выжил… а ты – нет… Северус, Сев… я выжил… почему…» Я буду гладить его по спине, по взъерошенным волосам, стирать слезы со щек. И буду стараться не думать о человеке, которого он так отчаянно зовет. Я догадываюсь, что это его имя выбито на черном могильном камне. Я догадываюсь, почему он всегда молчит, даже на самом пике страсти закусывая губу и не выпуская рвущееся на свободу имя. Я даже догадываюсь, почему иногда, обращаясь ко мне, он делает странную паузу, будто вспоминая, как меня зовут.



Я догадываюсь о многом. Но мне страшно узнать, что все мои догадки – правда. И потому я никогда его ни о чем не спрошу.

@темы: Гарри Поттер, фики

/

главная